На обсуждение «тезисы культурной политики»

Тут все понятно, но надо все-таки один раз написать, что это за «культурная политика» в виртуальной, свободной игре. Ну там опечатка: вместо «игре» надо писать «стране», но оставим так. Если из игры получится страна — круто, а если страна сведётся к игре — повод похихикать. Ну и важно сразу, чтоб понятно было: речь идёт именно о политике, не об администрировании культуры, не о размещении заказов или раздаче грантов, а об учёте интересов всех участников культурного процесса в проекте FREELAND. 

  1. Прежде всего в контексте FREELAND, конечно же СВОБОДА — это не просто декларация, это практика. Мы умеем не ограничивать свободу художника и при этом соблюдать права других членов общества. Это просто. Для этого у нас есть толерантность и лояльность. Есть профанное, художественное, сакральное пространство — все как в игре. Система ограничений, существующая сегодня в виде законодательных запретов, — больше от некомпетентности, чем от мракобесия. 
  2. Искусство создаётся частными людьми, а не институции и тем более не государствами. «Культурная политика FREELAND нацелена на то, чтобы в нашем пространстве как можно больше людей реализовывали свою «художественную политику». Идеи и концепты , художественные стратегии и манифесты могут быть у художника и театра, писателя и галереи, но не у государства. 
    Для этого в FREELAND соблюдается следующее разделение типов активности: 
    Человек — действует.
    Институция — содействует.
    Государство — создаёт условия. 
    Власть — стимулирует. 

Собственно, если обратиться к современной российской культурной политике, то главный ее изъян  — в нее не пускают частное лицо. 

  1. Экстерриториальность FREELAND позволяет нам декларировать важнейший принцип современной культуры: ВРЕМЯ ВАЖНЕЕ МЕСТА . Все культурные политики иных государств делают акцент на территории. Французская культура, русская культура, черногорская культура. Различия есть, конечно, но различие между мной и моим дедом на порядок больше, чем между мной и моим современником из Португалии, где я никогда не был. Современная культура — это пульс времени, а не почва. 
  2. СВОБОДА в контексте виртуальной страны — это ещё и свобода от культурного фетишизма, когда ценится не образ, а его носитель. В результате прошлое ценится во сто крат больше настоящего. В других странах, обременённых культурным наследием, нет иного выхода, мы же декларируем современность и медийность (читай тиражируемость) как естественное качество культуры. Прошлое присутствует в культуре FREELAND на равных с современным либо является культурным ландшафтом, на фоне которого творит художник.
  3. Современная культура — это большой сектор экономики. Растущий из года в год БИЗНЕС ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ в значительной части своей относится к культурной отрасли (интересно, что игры здесь один из мощных конкурентов). Однако экономика культуры, постиндустриальное развитие, в отличие от индустриального, не формируется как сумма корпораций и система договорных отношений друг с другом или между ними и социумом. 
    Современную экономику культуры ещё предстоит построить, научиться СОЗДАВАТЬ НЕ КОРПОРАЦИЮ, А СИТУАЦИЮ. Здесь мы будем не одни, а будем действовать одновременно с самыми передовыми городами реального мира. 
  4. Культурная политика виртуальной страны должна быть реальной. И в то же время надо контролировать соответствие усилий масштабам задач. В качестве критериев успешности культурной политики предлагаю следующие:
  • увеличение количества творцов и художественных проектов, реализуемых в FREELAND;
  • пропорциональное увеличение доли культурных проектов в числе всех проектов FREELAND;
  • присутствие FREELAND на культурной карте мира как одного из субъектов.
2018-12-20T18:00:45+00:00 Июль 6th, 2018|Статьи|